ЛЮДИ ТЕАТРА. ГРИМЁР-ПОСТИЖЁР АЛИНА ВАРНАВА

ЛЮДИ ТЕАТРА. ГРИМЁР-ПОСТИЖЁР АЛИНА ВАРНАВА

ЛЮДИ ТЕАТРА. ГРИМЁР-ПОСТИЖЁР АЛИНА ВАРНАВА

СПЕЦПРОЕКТ ГАЗЕТЫ "ВЕДОМОСТИ"
19.02.2019

Живые истории о тех, кто скромно служит искусству
Акт третий.
Гримёр-постижёр Алина Варнава

За год работы гримёр-постижёр Новосибирского музыкального театра Алина Варнава «вдохнула» три килограмма лака для волос, собрала вручную 20 париков и оживила Панночку.

В мире «людей театра» профессия гримёра-постижёра считается штучной и передаётся, как правило, способом «от мастера к ученику»: искусству создавать характерный образ учат только в Московском театральном художественно-техническом колледже, поэтому талантливые специалисты – на вес золота. Любая актриса вам скажет, что «мастеров грима и расчёски» за кулисами любят и ценят, ибо они работают с самым главным актёрским инструментом – лицом. Тут не до звёздных капризов, чревато последствиями, сами понимаете.

Начальник гримёрно-постижёрного цеха Алина Варнава священнодействует над ассистентом балетмейстра Анной Беляевой – на наших глазах миловидная женщина с глазами лани превращается в злобную старуху. Этот грим Алина придумала для спектакля «Вий», где изумлённая публика наблюдала, как фарфоровая Панночка превращалась в страшную ведьму.

Слово «гримёр» происходит от древнегреческого слова «гримо», что означает «морщина».

– Иногда люди путают визажистов с гримёрами, – Алина колдует над лицом модели, как живописец над полотном. – Задача визажиста – подчеркнуть красоту лица. Задача гримёра – передать характер и ситуацию. Я начинала с боди-арта и поняла, что мне интересны превращения человеческого тела и лица. Я училась гриму и искусству визажа у прекрасных мастеров, участвовала во многих проектах, а потом меня пригласили в музыкальный театр. И вот я уже год здесь работаю, и я счастлива.

Театральный гримёр-постижёр – это вам не «душечка, припудрите мне носик!». Здесь нужно уметь за 20 минут накрутить сложные «вавилоны» в стиле галантного века, и бороды с усами «настричь» из натурального волоса, и приклеить эти самые бороды (да так чтобы не было казусов из серии «у вас ус отклеился!»), и парик сплести из волос буйвола, и гордые носы из латекса «слепить».

– Образы героев придумывают мамы-папы спектакля – режиссёры и художники-постановщики, – раскрывает секреты Алина. – А мы воплощаем эти образы в действительность. Но иногда и сами гримёры создают какие-то фишки.

Вот, к примеру, гордые кавказские носы из спектакля «Ханума» – это фишка Алины. Когда девушка пришла в театр, то решила, что спектаклю не хватает колорита и «слепила» из латекса эти самые носы, которые органично вжились в сценическую ткань. Или фирменный грим для примадонны Елизаветы Дорофеевой в спектакле «Средство Макропулоса», который стал визитной карточкой Алины Варнавы.

На работу гримёры-постижёры приходят за три-четыре часа до начала спектакля – в зависимости от объёма работы, который они должны сделать до первого звонка. Один из самых масштабных спектаклей последнего сезона – «Ночь в Венеции», где нужно надеть 60 париков на солистов и артистов балета, сделать грим, наклеить усы и бороды - одним словом, жалко, что у человека всего две руки.

– Мы работаем в паре, – рассказывает мастер. – И не только до спектакля, но и во время него дежурим на переодеваниях, когда надо за несколько секунд подклеить актёру усы, поправить солистке причёску или надеть новый парик.

   Как правило, все переодевания происходят за кулисами – в карманах сцены, - где актёров с расчёсками наперевес и костюмами в руках ждут гримёры и костюмеры. Здесь уже не до гендерных приличий: переодевания происходят стремительно, потому что театр – это магия, где лягушка должна превратиться в принцессу за секунды.

Парики гримёры-постижёры плетут сами – из волос буйвола и искусственного «суррогата». Настоящий волос – материал дорогой и не всегда театральный бюджет может позволить себе такую роскошь. Умудрённые опытом новосибирские гримёры рассказывают, что в прошлом веке искусственный волос не был таким инновационным и напоминал мочалку, которая плавилась от соприкосновения с плойкой.

Поэтому парики для главных героев старались делать из настоящего волоса, который добывался по друзьям и знакомым. В «Старом доме» был неописуемой красоты парик из длинных рыжих волос – кто-то из актрис решился на кардинальную смену имиджа, пожертвовав свои волосы гримёрному цеху. А ещё в прошлом веке гримёры-постижёры подрабатывали, делая женщинам закулисья вожделенную химическую завивку на крупные коклюшки. Среди театрального народа мастером по «химке» считался начальник гримёрно-постижёрного цеха «Глобуса» по имени Виктор – после его сеансов женщины превращались в одинаково-модных «барашков».

Ещё один привет из прошлого – палетка театрального грима производства Московского театрального комбината ВТО: этой жирной субстанцией актёры обильно покрывали лицо, а потом мучились от раздражения.

– У сцены свои законы, – говорит Алина. – Сценический свет может «съесть» лицо, поэтому театральный грим должен быть утрированным и выпуклым. Сейчас, к счастью, есть линейки профессиональных гримировальных средств, которые не портят кожу. Старым гримом мы пользуемся, когда нужно нарисовать щёчки для детского спектакля или сделать какой-то гротескный образ. Его единственный плюс в том, что он жирный и водонепроницаемый – очень удобно, когда актёру нужно плакать или попадать под струю воды.

А ведь раньше артисты на какие только ухищрения не шли, чтобы защитить кожу от адского грима комбината ВТО! И пробовали основной тон заменить тональным кремом «Балет» (то ещё косметическое удовольствие!), и базу накладывали в виде «Детского крема» или вазелина «Норка». Сейчас даже самая капризная примадонна может не волноваться за свою кожу.

У актёров музыкального театра есть строгие ограничения: мужчинам нельзя отращивать бороду и усы (если только они не растут в соответствии с амплуа!), а женщины не имеют права на креативные стрижки. Особенно – балетные. Только длинные волосы, которые можно уложить в шишечку или пучок.

– У нас летом молодые актёры и актрисы отрываются, – смеётся Алина. – Как только театральный сезон заканчивается, начинаются эксперименты с внешностью. Парни отращивают модные бороды лесорубов, выбривают виски, девушки начинают краситься в невероятные цвета, но вся эта стильная роскошь длится до сентября.

Иногда, конечно, молодые и дерзкие пытаются нарушить закон: мол, хочу виски выбрить! «Ну, выбривай, – говорят гримёры-постижёры. – Только учти – будешь в парике на сцене потеть». А в парике постоянно играть – удовольствия мало. Это как летом в шерстяной шапке по солнцепёку ходить.

Сами актёры любят характерные образы: за сложным гримом можно «спрятаться» и выпустить на волю своих демонов.

– У отрицательных персонажей палитра эмоций и чувств намного разнообразнее, чем у положительных, – считает Анна Беляева. – Я очень люблю своих отрицательных персонажей, в них есть что играть. У нас была постановка «Буратино» – я в ней играла Дуремара. Неожиданно, правда? У меня был сложный грим, и я с огромным удовольствием выходила на сцену, расцвечивая своего персонажа яркими красками. И роль гримёра в создании этого образа очень велика.

Над проектом работали Марина ШАБАНОВА и Наталия ДМИТРИЕВА (тексты), Валерий ПАНОВ (фото), Дарья ЖБАНОВА (фото).